Знакомства асбест гобов сергей

Заложники (Григорий Покровский) / Проза.ру

сторона незаметного знакомства с искусством в учеб- училищ Нижегородской губернии Сергею Брызгалову .. искусства, как батик, художественная вышивка и гобе- лен. ми царства Плутона — горным льном — асбестом;. флюорита, барита, лития, магнезита, талька, целестина, асбеста графита, драгоценных и поделочных камней. Скажем так, подойдешь к водителю и спросишь: «Вы Сергея ждёте? .. Как ты объяснишь Халесу знакомство со мной? И вот уже в страну прибывает поток гробов. знакомства с В. Хлебниковым, 3 июня года, Вяч. Иванов счел нужным объясниться с . В конце х годов в своей философской Анна Ахматова, Сергей Радлов12 P. S. Пусть не была из асбеста Не было б в.

И Ахмад Шах тоже оценил это, и воистину вывод войск прошел без боевых действий. Ну а тогда, "ударив" по противнику и доложив в Москву о выполнении приказа, Громов получит наконец команду продолжить движение на север. И приведет свою 40 ю армию практически без потерь к родному порогу. И сам выйдет последним в лучших традициях русского офицерства - только когда за его спиной не останется ни одного человека, кому бы угрожала опасность, он переступит черту, отделяющую войну от мира.

Родина встречала своих сыновей. Громова же, выведшего тысячи парней к матерям, женам, невестам, - его самого не должен был встречать. Отец погиб в 43 м на Курской дуге, сразу после войны умерла мать.

Жестоким, подлым ударом судьбы стала гибель в авиационной катастрофе жены. Лишь два сына, Максим да совсем малый Андрейка, жили в Саратове у дедушки и бабушки, родителей жены. Шел Громов, последний наш солдат на афганской земле, самый молодой генерал лейтенант в Вооруженных Силах, Герой Советского Союза, шел просто домой.

Под пулями ходил, снарядами обстреливался, а здесь вздрогнул. И пусть у них была своя профессиональная цель - заснять встречу отца и сына, но мир, не отрывавшийся в то время от телевизоров, увидел, как вздрогнул невозмутимый, железный Громов, как проявил свою, наверное, первую нерешительность: И Родина ему простила, когда он обнял сына.

Как бесплатно познакомиться с девушкой для секса?

И именно в этот миг до всех дошло - война кончилась Хотя, ради исторической правды, последними с афганской земли, получив сообщение о выходе "Первого", переправились пограничные отряды, которые обеспечивали безопасность и моста Дружбы, и самого Громова, и празднества встречи.

А вышли тихо, без фанфар, поздравлений и приветствий, подарков и наград, скромно - как с работы. Хотя так оно и было: Вообще то пограничники - особый разговор в афганской теме.

Долгие годы даже не упоминалось, что они тоже прошли через эту войну, что и у них есть свои Герои Советского Союза, свои погибшие и раненые.

Еще в году афганцы обратились к Советскому правительству: Это высвободит афганские части для борьбы с бандами и в какой то степени обеспечит мир и спокойствие в северной, пограничной зоне. К этому времени участились переходы душманов нашей границы, попытки захвата наших пограничников и мирных жителей, особенно пастухов.

В Москве лежали письма руководителей среднеазиатских республик с просьбой навести порядок. И в марте года мотоманевренные группы погранвойск стали в основных узловых точках северной зоны ДРА. Первое, что попробовали сделать, - это организовать приграничную торговлю между двумя странами.

Не по их вине задуманное не получилось. Но уважительное отношение к местному населению осталось главенствующим в поведении пограничников, что и позволило им сдать при выводе самую нетравмированную войной зону. Но ни один из них не сдался в плен, ни один не попал в руки душманов даже раненным, ни один погибший не остался лежать на той стороне после вывода войск.

Ни один пограничник, который должен был уволиться осенью в запас, не уехал домой, пока не дождался сигнала, что Громов вышел. И последний, "прощальный" Герой Советского Союза на этой войне именно пограничник вертолетчик.

Но все это будет потом, далеко. И это будет уже другая история. Важнее же понять, почему эта история случилась так, а не. Для этого надо заглянуть в семидесятые годы, когда все для нас только начиналось. Ко всему, кажется, можно привыкнуть в России, но только не к ее дорогам.

Вдрызг исколошмаченные, истерзанные, прорезанные колеями, как окопами, залитые в низинах водой - такие они со времен царя Гороха по весне и осени. Горе кому умирать или рождаться в эту пору: Но дело это и впрямь настолько рисковое, что застрять всему этому цугу и простоять до лета - коту труднее чихнуть на печке. Идут, конечно, иногда и на такое, но это если только нужда подопрет своего брата механизатора или председатель пообещает закрыть ходку тремя нарядами.

Гарантии, конечно, опять никакой, что на первой же из колдобин роженица не разрешится, а душа отходящего не плюнет на все эти земные мытарства и не улетит - какое там по погоде? Нет счастья на деревенских большаках и зимой, особенно снежной. Пробить дорогу в заметах все теми же малосильными деревенскими тракторами - пустая затея, только топливо жечь да моторы рвать. Могла бы быть надежда на лошадку с дровнями, как в старые добрые времена, да только повсеместно нет сейчас в деревнях лошадок.

А если где и остались - то ли по нерасторопности, то ли, наоборот, мужицкой мудрости местного начальства, - денно и нощно они заняты на подвозе корма от заснеженных скирд в поле до фермы: Поэтому и подгадывают в русских деревнях рожать, умирать, болеть, ездить в гости, справлять свадьбы летом - не по нужде, а по хорошей погоде и дороге.

С нетерпением ждал этого времени и майор Черданцев. Назначенный в родной район военкомом аккурат под начало половодья, он тем не менее поначалу не утерпел, собрался съездить в свое село без промедления.

Водитель "уазика" ушел на пенсию вместе с прежним военкомом, и Михаил Андреевич сел за руль. Сам потом и бегал в "Сельхозтехнику" за трактором вытаскивать завязший по дверцы "уазик". Благо, дорога кончилась сразу за крайними домами райцентра и далеко не отъехал. Подсохло лишь к концу апреля, и майор наметил поездку к себе в Сошнево на конец недели, пятницу 28 го числа.

С утра чувствовал волнение, был возбужден и тем не менее ничего не мог поделать с. Да и подумать - последний раз был он в родных краях почти двадцать лет. Когда год за годом идет - оно вроде и незаметно, а когда оглянешься разом на все прошедшее - и жизнь, оказывается, почти прожита.

Правда, заикнулась она однажды о могилке в родной земле - мол, должен человек лежать там, где осталась его пуповина, но потом вслух порассуждала, каких мытарств будет стоить эта переправка через всю страну, и смирилась, пожалела и сына, и себя, уже мертвую.

Может, все таки и решился бы Черданцев на эту дальнюю дорогу, да подоспел Карибский кризис, привязал офицеров разведчиков к штатным местам по боевому расчету покрепче материнских просьб и сыновних обязательств. До сих пор напряжение того, можно сказать, предвоенного времени он, например, отмечает, фиксирует в памяти по церковным срокам - девятому и сороковому дню. Так что близких могил в родном селе не оказалось, дальние родственники со временем стали еще дальше, товарищей разбросало по стране - куда ехать после службы?

Жена замерла у плиты, потом обтерла руки подоткнутым за фартук полотенцем, села на стул напротив. Увидев, что муж не шутит, облегченно сказала давно выношенное: И, то ли кадровики попались человечные, то ли им ради "инспекторского" факта в своей командировке нужна была такая "жертва", то ли им просто понравился прощальный ужин, которым заправлял как раз без пяти минут пенсионер Черданцев, а может, в небесных созвездиях получилось удачное сочетание, но уже через полгода собирал майор Черданцев чемоданы.

Да не на пенсию, а военкомом в свою родную Суземку. Сказка, небыль - а случилось. Вот тогда Мария и добавила к везению еще и небо: И едет райвоенкомом Черданцев мимо переливающихся изумрудом озимых - с одной стороны, и ровных, загибающих за бугор высаженных грядок то ли свеклы, то ли картошки - с.

Едет в родную деревню, едет не к кому то конкретно, а к себе предвоенному. К месту, где стояла их изба, к озеру посреди села, к школе, пожарищу Ни разу за службу не всплывало в памяти, а тут как будто каждый день на слуху было". Место деревенских сходок, детских игр, пасхальных боев крашеными яйцами.

Здесь же делили и привозимое с луга сено. Два три мужика разносили его по кругу в каждую копну, стоявшие рядом бдительно глядели, чтобы копны были ровные. Когда все разнесут, ширину копенок обмерят шагами, высоту - навильником, и начинается дележ: Получившие свой пай тут же рассаживали вокруг копны ребятишек и принимались доказывать, что именно в их копну не доложили последний раз навильник сена.

И что кривая она, и бок один у нее худой, и середка не забита, и макушка срезана. Доходило и до драк, и до заявлений в сельсовет, но начальство просто мудро тянуло время до вечера: Переходили на вязанки, потом на навильники - приятно считать то, что уже на сеновале. А осталось ли пожарище? Может, уже и застроили, место то приглядное, почти в центре села.

До пожара в тридцать девятом там стояло пять хат Уже стали узнаваться родные места. Слева промелькнул лог, где пасли деревенских коров, а вот и перекресток с екатерининской дорогой. По рассказам, давным давно ехала по этим местам царица, а перед ее каретой мостили каменную дорогу.

Хорошая была дорога, на века и тысячелетия, но потребовались куда то камни во время войны, и Михаил Андреевич сам выдалбливал, выколупывал ломом гладкую, теплую на солнце брусчатку. А вон уже и грушенка - ты смотри ка, еще цела, Сколько же ей лет? В детстве "дойти до грушенки" - все равно, что почувствовать себя большим. Там уже считалась чужая земля. Так что грушенка - это и близко, и далеко одновременно, Но жива, стоит, разлапистая и низкорослая. У дерева кто то зашевелился, и Черданцев разглядел женщину, торопливо собиравшую сумку.

Еще одно воспоминание, тут же мгновенно вспыхнувшее, - у грушенки в самом деле всегда отдыхали последний раз перед селом. Как все вечно в этой жизни! А если бы он не приехал сюда дослуживать, неужели никогда не вспомнил бы пожарища, лог, эту грушенку?

Он стал притормаживать машину, подъезжать к замершей у дороги женщине медленно, вглядываясь в ее морщинистое, коричневое от загара лицо - у деревенских загар зимой не сходит, он просто становится цветом кожи.

Тем более что мелькнуло что то знакомое, и даже очень знакомое. Ну конечно же, это она, Сонька! Вздохнула, оперлась о капот машины: Два раза встретились - и нет жизни. Соня, кажется, тоже поняла его, по крайней мере благодарно провела шершавой ладонью по его руке. И, странное дело, Михаил Андреевич почувствовал в себе волнение, словно перед ним стояла не морщинистая, сухонькая старушка, а все та же двадцатилетняя Сонька, Соня Грач, его первая женщина Она не умела молчать, могла говорить ночи напролет, избавляя и его от первых смущений.

Знаешь, у меня самогоночка есть, слеза чистая. Когда Михаил Андреевич, заглушив машину, подошел к ней, на подстеленной вместо скатерти сумке и обрывке газеты лежали яички, сало, хлеб, луковица.

В граненом стакане успокаивалась у стенок плеснутая из бутылки самогонка. Не ожидал, честно говоря, я тебя вот так сразу увидеть.

Но - за. Мгновение, не отрывая стакана от губ, подумал и решился: Сивушная горечь в горле постепенно опадала и превращалась в тепло в груди. В голове то ли затуманилось, то ли просветлело - поди разберись в том мгновении, когда наступает опьянение. Желая сделать Соне приятное, добавил: Еле заметно, для себя, но улыбнулась. У меня и сын оттуда, че ерненький. О о, чистый узбек. Его и в селе дразнят узбеком Ну а мне нальешь или самой за собой ухаживать?

Стекло в ней было темное, и плеснулось почти полстакана. Думал, Соня запротестует, но она взяла самогонку, поглядела на него, покачала головой своим мыслям и без слов выпила.

Не спеша отломила хлеба, понюхала его, закусила. А уж оттуда в Узбекистан. Сначала помыкалась, потом прижилась - хороший край, тепло и с голоду не помрешь. А вернулась все равно обратно. Да ты ешь, ешь, не оставляй ничего, а то невеста рябая. Двоим на селе - моему да Сашке Аннушки Вдовиной. Рука Черданцева замерла над луковицей, и Сонька, видимо ожидавшая чего то подобного, усмехнулась: Я ведь знала, что ты после меня к Аннушке бежал.

В груди у майора начало опять гореть, но теперь уже не от самогонки, а от стыда. И чтобы перебить это жжение, снять краску, залившую лицо, он сам потянулся к бутылке.

Соня опять выпила, стала чистить яйцо, но раздавила его, уронила, и Михаил Андреевич решил, что больше не стоит наливать. Да и себе. Взяла лежавшую рядом фуражку, поиграла солнечным зайчиком на лакированном козырьке. Просто время случилось нам. Двоих деток успели родить - и отвезли на погост. Ее младший то, Сашка, с моим Юркой не разлей вода, дружатся. Ты их вместе в армию то и забери. Она хоть и моложе меня, а боюсь, что и не узнаешь О о, на девятой версте вспомнила, - хлопнула себя по ноге Сонька.

Лучше в другой. Сонька, без вузов и академий, уже почти деревенская старуха, поняла и согласилась с ним. Я, когда возвращалась из Ташкента, тоже здесь, под грушенкой, сидела. Вроде до этого ноги сами несли, а подошла - и онемели. А в селе многое другим стало, совсем не то, что вспоминала и что снилось Я оставлю, - кивнула она на "скатерть". Сидела, глядя перед собой, машинально застегивая и расстегивая нижнюю пуговицу на зеленой кофте. И Михаил Андреевич пристальнее рассмотрел.

Прореженные не чистой белой, а какой то пепельной сединой волосы, все так же собранные, как и в молодости, в пучок на затылке. Высокий, теперь уже морщинистый лоб. По прежнему сходятся на переносице брови - он любил целовать это место, и уголки губ целовал, и руки.

Они теперь сухие, если не сказать, костлявые, видно, что и шершавые от всякой работы - сколько же пришлось им потрудиться в этой жизни. Впавшая грудь, одни вытачки на платье то и торчат. Простые теплые чулки на ногах. А когда то он любовался ее маленьким сбитым телом Переборов нежелание, но отдавая дань их совместному прошлому, Михаил Андреевич обнял ее сзади.

Соня напряглась, охотно остановилась. Постояли так мгновение, и она вновь первая поняла его порыв, освободила плечи: А мимо дома моего не проезжай, когда в селе будешь. Долго глядел ей вслед Михаил Андреевич, всякий раз поднимая руку, когда она оглядывалась.

А когда Соня превратилась просто в темную фигурку, снял китель, постелил, лег на спину. Встреча взбудоражила память, но все равно вспоминать только прошлое, без примеси настоящего, долго не удавалось. И лишь постепенно, когда закрыл глаза, выстроился ряд: Он сам разводил за плетнем пилу и замер.

Глянь, одни платья в бригаде, ни одних штанов. Но Соньку поддержали другие молодицы, а главное, и голос Аннушки различил Мишка в общем шуме. И уговорили таки они мать, пошел на другой день Мишка в бригаду. Отвечал за коней, подтягивал волокушами копны, как мог, отвечал на шуточки женщин.

А надо сказать, что для своих пятнадцати с половиной лет он имел и рост, и достаточную силу, и голос, и, видимо, еще что то чисто мужское в поведении, потому что женщины не стеснялись вворачивать в свои выкрики довольно щекотливые намеки. Он же, как ни крутился, где бы ни был, не выпускал из виду ту, ради которой пошел в поле, - Аннушку Вдовину, в белом легком платьице, в платке с мелким горошком, по самые брови спрятавшем от пыли волосы.

Ветерок заставлял платье облегать ее ноги, а когда она подавала на стог солому и платье открывало белые, незагорелые колени, он просто прятался за лошадь, казалось, все видят в эту минуту, что он ждет именно этих мгновений.

Несколько раз Аня перехватывала его взгляды, улыбалась, незаметно для всех грозила пальчиком, и эта, невидимая другим, связь волновала его еще. Полгода назад, когда село гуляло ее свадьбу, она, веселая, радостная, раскрасневшаяся, подошла к нему, дотронулась ладонью до груди: Он хмыкнул, но, чувствуя, как наполняются слезами глаза, и за это дурацкое словечко, торопливо выбрался из шумной толпы возле дома Вдовиных.

Ушел к Таре, небольшой извилистой речушке на лугу за селом, просидел там до темноты. Аннушка, в которую он был влюблен, наверное, с пеленок, с которой не спускал глаз в школе на переменках, которую провожал, прячась, вечерами с фильмов и вечеринок, - его тайная любовь, Аннушка была, оказывается, влюблена в Митьку Вдовина. И лишь тот пришел из армии, пошла с ним под венец. Мишка видел, как перед приходом молодых в дом старая Вдовиха бросила под крыльцо новый незащелкнутый замок, который после свадьбы полагалось достать, закрыть, а ключ выбросить - верная примета закрыть новую семью на замок, уберечь от распада.

В общем гвалте, когда осыпали молодых на крыльце пшеницей с конфетами, когда после первых поздравлений все заторопились протиснуться в дверь и занять место на лавке у праздничного стола, он пошарил под крыльцом, сунул замок за пазуху. Отошел в сторону, незаметно выкинул его в бурьян около погреба. Недолгим вышло Аннушкино замужество - в первую неделю войны надел Митька Вдовин не успевшую сноситься свою гимнастерку.

И не только Митька. Почитай, каждая замужняя молодица в Сонькиной бригаде осталась одна. Сама то Грачиха потеряла мужа еще на финской, успела попривыкнуть к своему горю и вдовству, но до любви и работы, как поговаривали в селе, оставалась жадная и охочая. Только разве сравнишь ее с Аннушкой? Поди на минуту сюда, - позвала его во время обеда Сонька. Он, дурак, ничего не уловил в той атмосфере, что сложилась в бригаде с его приходом.

Поднялся от своей копны, пошел к женскому гурту. Только приблизился, Сонька резко подалась вперед, схватила его за руку, дернула на себя, заваливая в сено. Может, у него и в штанах что имеется? Он рванулся - куда. Женские руки зашарили по его телу, вокруг смех, крики, советы - вроде все в шутку, но он со страхом и стыдом, извиваясь, чувствовал, как распахнулась на нем рубашка, поползли вниз штаны.

Не оглядываясь, придерживая штаны, бросился с поля - подальше от стыда и позора. Повеситься, утопиться, сбежать из села, ведь Аня все видела, все Остановился на берегу Тары. Реки, наверное, и существуют для того, чтобы остановить идущего, заставить его присесть, задуматься. Но куда было Мишке до размышлений. Руки и ноги дрожали, хотя вода, наверное, и в самом деле успокаивает, приглаживает боль и обиду. Он посидел на берегу, немного успокоился.

Зашел в воду, наклонился умыться, но вдруг почувствовал, что за спиной кто то. На том месте, где он только что сидел, стояла поникшая, с платком в опущенной руке Сонька. Враг до гроба, ведьма, стерва, черт в юбке.

Мишка отступил от нее в воду, но она тихо попросила: И столько жалости было в ее голосе, такая она стояла на себя не похожая - поникшая, виноватая, что Мишка махнул рукой - что с тебя возьмешь, ладно уж, дура так дура.

Умылся, вытерся подолом рубахи, вышел из воды. Сонька опустилась рядом, прикоснувшись своим горячим плечом к его спине. Подняла руку, медленно и осторожно положила ладонь на его плечо. Миша, отстраняясь, завалился на спину, и Соня повалилась за ним, нашла его губы. Приласкай, меня так давно не ласкали В тот же вечер Мишка прокрался в Сонькину хату и оставался там, пока не загремели по селу подойниками на утреннюю дойку.

В бригаде никто ничего не заметил, кроме Она сразу поняла, почувствовала, счастливую усталость Соньки и смущенность, виноватость Михаила. Теперь уже он ловил ее грустный взгляд и прятался от него, уезжая за самыми дальними копнами.

Нет, любовь к Ане, восхищение ею не стали слабее, наоборот, он теперь мог представить ее женщиной, и чем больше бывал у Сони, тем чаще заворачивал после нее к хатке Анны, стоял, смотрел на ее окна, шептал ее имя. И однажды случилось чудо. В одну из ночей, когда он уже собирался уходить от Аниного плетня, окно в ее доме вдруг открылось, и Михаил увидел Аннушку.

Освещенная лунным светом, в белой ночной рубашке, она протягивала к нему руки, и он, боясь, что это всего навсего сон, прикусил губу. А Анна продолжала, смущенно улыбаясь, протягивать руки. Он не помнит, то ли перелез через забор, то ли просто перелетел через. Очнулся только в объятиях Аннушки. Неужели для такого счастья не хватало всего навсего войны?

Или была все же сила в примете с замком? Но немец подходил все ближе, и мать, к тому же начавшая при нем поносить Соньку почем зря, отправила его в Москву, на оборонный завод Черданцев, торопясь, завел "уазик", освободил. Диктор читал выдержки из выступления первого секретаря Ленинградского обкома партии Романова перед партактивом города, где называл книги Брежнева "Малая земля" и "Возрождение" идейным оружием партии и народа.

По ним же в Ташкенте состоялось республиканское собрание идеологического актива Майор поискал музыку, но наткнулся на зарубежные новости. Передавали, со ссылкой на английское агентство, о военном перевороте в Афганистане, где власть перешла в руки Военного революционного совета.

Потом приемник захрипел, видимо, от проходившей вдоль дороги линии электропередачи, и майор выключил его: У кого вздрогнуло тогда, 28 апреля года, сердце, когда радио сообщило о революции в Афганистане? Кто мог предположить, что событие на далеком юге вплотную подойдет к порогам миллионов наших домов? Что на эту войну успеют попасть даже те - страшно подумать! Впрочем, в 11 часов дня 27 апреля в кабинете полковника Богданова, отвечающего за южное направление в Генеральном штабе, зазвенел внутренний телефон.

Звонить по нему мог только начальник оперативного управления генерал полковник Ахромеев, и Богданов, складывавший в сейф документы, через стол дотянулся до телефона.

Богданов бросил взгляд сначала на часы - 11 дня, затем на уже испещренный пометками листок календаря - 27 апреля, четверг. Переметнул взгляд на карту. Его направление - юг: Сирия, Египет, Израиль, Турция, Иран Что нибудь опять в Иране? Полковник уже не отрывал взгляда от карты и поймал себя на том, что смотрит на Израиль. И, скорее выдавая желаемое за действительное, почти уверенный, что ошибается, тем не менее произнес: Пишется через "ф", но для Генштаба это одна из самых спокойных точек на карте.

Столица - Кабул, около 12 миллионов населения вместе с кочевниками.

Есть такой фронт

Но ведь ее лидер, Тараки, вроде бы в тюрьме Хотя нет, Ахромеев хочет сказать что то другое, недаром он замолчал. Богданов, изучая затем обстановку в Афганистане, анализируя просьбы афганского руководства об оказании военной помощи, через год, летом года, останется однажды в кабинете после работы. Достанет карту Афганистана, карандаши, линейку, курвиметр.

К 22 часам, осмотрев сделанное, запрячет помеченную знаками карту в сейф.

Это был план ввода войск в Афганистан, так сказать для. Но когда через полгода срочно потребуется проработать этот вопрос, карта будет извлечена на свет, и окажется, что полковник, нет, к тому времени уже генерал майор, Богданов ошибется в своих расчетах всего на три четыре батальона.

Это будет не просто предвидение. Судьба складывалась у Владимира Алексеевича так, что в году его, только получившего звание майора, назначили в оперативное управление Генштаба. Тогда решался вопрос с Чехословакией, и ему изрядно пришлось попотеть над картами. А самого сверлила мысль: И с каким облегчением вздохнулось, когда пришел приказ: Да только через несколько недель вновь было приказано открыть сейфы.

А тогда, в году, он командовал воздушно десантной дивизией, и ему была вручена карта Праги, отработанная как раз майором Богдановым, и боевой приказ: И еще - отправить самолетом в Москву членов чехословацкого правительства. На аэродроме оставался лишь один Александр Дубчек - уговаривали сделать обращение к народу. И через сутки новый приказ Горелову: Дубчека - в Москву.

Это было настолько неожиданно, что Горелов оглянулся по сторонам. Дубчек выпил, посмотрел на ночной аэровокзал и пошел к самолету. И вот через десять лет пути дороги Горелова и Богданова вновь сомкнулись, и на этот раз уже в Афганистане.

А еще через десять лет Владимир Алексеевич, уже генерал лейтенант, будет улетать из Кабула 15 февраля предпоследним самолетом, вывозя Боевое Знамя 40 й армии. В Москве его вызовет министр обороны Д.

Язов и поручит начать работу над "Книгой памяти" - о погибших воинах афганцах; и еще одну, секретную, - о боевом опыте, полученном нашими соединениями и частями в условиях горно пустынной местности. Плита оказалась очень горячей, когда стали собираться для книги обобщенные данные по Афганистану.

Через ограниченный контингент за период с 25 декабря г. Погибло, умерло от ран и болезней, покончило жизнь самоубийством 13 человекасреди них: Ранено, контужено и травмировано за период боевых действий 53 человека. Органы госбезопасности представят к званию Героя 13 человек, и долго долго на наградных листах против их фамилий будет стоять штамп: Он позвонил командующему сороковой армией и попросил у него помощи.

cannanobee.tk: Иванов Николай. Операцию "Шторм" начать раньше

Командарм поднял по тревоге роту разведчиков и направил её в Мазари-Шариф. Операция по поиску заложников шла полным ходом. К середине дня разведчики доложили, что найден автобус недалеко от входа в ущелье. Он принял решение афганским батальоном прочесать ущелье. Солнце уже поднялось высоко. Прячась от жары, бандиты перебрались в пещеру. Кто мог предположить, что эта колымага заглохнет. Мы б уже давно вышли из ущелья. Если сейчас пойдем, то можем напороться на засаду.

Как только разведка вернётся, сразу и пойдём. Но Гуров не умолкал и раздражённо, закричал на всю пещеру: Он всё больше и больше накручивал себя, и этот крик превратился в истерику. Из губы и носа потекла кровь. Скотину и то кормят и пить дают. Автобус оставили у входа в ущелье — с вертолёта его сразу найдут. Мы тут наследили хорошо, я надеюсь, разведчики заметят её. В это время мимо них пробежал афганец. И вдруг Гуров у самого входа развернулся и побежал, выкрикивая: Вход в пещеру завалили камнями и стали заталкивать заложников в узкую трещину, что была в другом конце пещеры.

В ней пройти можно было только боком. Пройдя несколько метров, они оказались в длинном узком коридоре, который вывел их в узкое ущелье, по которому они пошли. Их внутренние разборки отошли в сторону, и они объединились против наших войск. Имеют свою разведку, контрразведку, материально техническую базу.

Они хорошо вооружены, как иностранным, так и нашим оружием. А ведь какое было доброжелательное отношения к. Наши войска стали вести себя как слон в посудной лавке. Андропов отвлёкся от своих мыслей и посмотрел на людей, что шли по тротуару. В начале действовало гостеприимство и прощение: А когда наши войска стали месить всё подряд, пошла кровная месть, отрезание голов.

Такого оборудования на вооружении нашей армии. Средств борьбы против этого пока что. Это восток — здесь надо осторожно действовать, а давать в руки новейшие разработки — равносильно пилить сук, на котором сидишь.

Андропов снова переключился на заседание Политбюро. Ехал старик на обед, а водитель оказался предатель. Тихонов каждый день звонит мне и уточняет, как идут поиски. Эта информация утром стала известна Брежневу, минуя. Андропов прибыл на заседания Политбюро, и тут как снег на голову посыпались вопросы, на которые он не имел ответа. Кто меня подставил и проинформировал генсека?

Может его зам — Чурбанов? Зятёк мог проинформировать Брежнева. Всех собак пытаются на меня повесить. А Щёлоков распускает слухи, что это дело рук КГБ. Да, на этот раз Устинов поспешил меня ударить и снять с себя вину. Армейские начальники были на коне. Они били себя в грудь и обещали Брежневу в кратчайший срок освободить заложников, навести порядок.

Сейчас пойдут в рейд полки, загрохочут пушки и погибнут тысячи мирных жителей: Глупо, как был глупым и сам ввод армии в Афганистан. Он умный человек и понимает, что война для страны слишком тяжелая ноша.

Возможно, генералы, торгующие оружием? Разве только в звёздочках. Азия — это сорок три с половиной миллиона квадратных километра, по площади самый большой континент. Афганистан имеет границу с пятью крупными государствами: Была же когда-то и гибкая политика. В году советское правительство признало независимость и полный суверенитет Афганистана.

В Кабул направили ответное правительственное послание с предложением обменятся дипломатическими представительствами. В году текст советско-афганского договора о дружбе был подписан в Москве. Андропов не заметил, как машина выскочила на Лубянку и подкатила к зданию.

Стройный, подтянутый, широкоплечий молодой человек подбежал к машине и открыл дверцу. Зачем полевому командиру возиться с такой группой людей: Это что-то новое в их сопротивлении. Неужели советники из ЦРУ подсказали эту идею? Плохая идея, она расползется как зараза по всему миру. Самое простое — захватить безоружных людей, а потом ставить условия.

А может они, и оплачивают это похищение? В надежде, что среди строителей есть сотрудники КГБ? А кому понадобился старик-геолог, может быть, его приняли за важную особу? По последним данным главари банд получают деньги от ЦРУ за каждого убитого офицера или солдата, но это военнослужащие, а тут дело касается мирных граждан. Андропов открыл папку и прочитал донесения главного советника министра геологии ДРА.

Оно было отправлено в правительство ещё до похищения. На севере — прогнозные запасы, более пятисот миллионов тонн угля. Запасы меди в провинциях Кабул и Кандагар. Хромовые руды в районе р. Логара, свинцово-цинковые — в районе Кандагара. Причём, берилл, лазурит, изумруды поставляются на экспорт. Ведущей отраслью в области добычи полезных ископаемых является газ. Месторождения разработаны с помощью Советского Союза. Не прав Иоганн Гёте — сейчас всё больше гибнут за углеводороды.

С года Афганистан воюет с Англией. Трижды британские войска пытались захватить страну, легко брали города, но не могли их удержать. Ну и что это дало? Распри так и продолжаются: Заместителем Тараки стал Хафиз Амин. Тараки задушили подушкой, и Амин пришёл к власти. Во всех идеологических, религиозных или этнических распрях есть один виновник — это экономика. Она тянет за собой социальные проблемы, которые заставляют людей брать оружие. А тем более Восток — тут надо ожидать что угодно.

Амин развернул в стране компанию террора и репрессий, по существу приведя дело к дискредитации целей и задач апрельской революции. И это всё проходило на глазах наших партийных советников. Один раз травили и возвращали к жизни нашими же докторами из посольства. Когда мир отвлёкся от политики, справляя Рождество Христово, в Кремле решились. Планировали быстро и бескровно, а получилось на многие годы и кроваво. Вот вам пример господа властители!

Нельзя в тот момент, когда светлые помыслы людей обращены к Богу делать гнусные поступки, невзирая на то, атеисты вы или другой веры.

Миллионы людей станут думать о вас негативно. Этот поток энергии, объединяясь, устремляется на вас, пагубно влияя на все ваши мысли и дела. Сейчас вместо Англии с нами соперничают США. Не исключено, что какие-то фирмы, интересующиеся полезными ископаемыми Афганистана, проплатили это похищение. Он нажал кнопку и через минуту в кабинете появился седовласый, высокого роста секретарь. Каменщиков вошёл в кабинет и по выражению лица Андропова понял, что шеф был не в духе. Андропов поднялся, поздоровался с замом.

Каменщиков раскрыл папку и, не спеша, стал рассматривать документы, как будто проверяя, не забыл ли. Он стал докладывать шефу по обычной схеме.

Андропов тут же его перебил. Доложите о похищении людей в Мазари-Шариф. Я сам эту информацию получил три часа. Это ещё раз доказывает, что мы работаем плохо. Каменщиков медленно с расстановкой стал докладывать по сути дела. Планов поиска и предположений пока что не.

Каменщиков понимал, что шеф недоволен. Принадлежит к крупнейшему пуштунскому племени моманды. В его группировке много банд. С ним в его личном подчинении постоянно находится около трёхсот человек.

Согласно агентурным данным он связан со спецслужбами Пакистана. Каменщиков достал из папки следующий документ и стал докладывать. До ликвидации Амина находился в подполье, руководил работой в частях армии. Входит в Комитет семи, таджик. Умен, энергичен, дерзок, смел, решителен, эгоистичен. Женат, имеет две жены. Среди сотрудников государственной безопасности ХАД имеет огромный авторитет.

Возглавляет управление по борьбе с бандформированиями. Среди пуштунов менее популярен. Из донесений наших сотрудников следует, что — он смелая и незаурядная личность. По докладам, по городу ездил без оружия и охраны. За это время в этом районе все полевые командиры не предпринимали никаких действий, не было ни одного выстрела.

Я помню, подписывал приказ о его назначении. Аналитический ум чекиста пробегал, перебирая серьёзные и незначительные операции. Каменщиков понял, что шеф его не слушает, и прекратил доклад. И вдруг лицо Андропова просияло, мозг нашёл нужную информацию.

Это было два года. В разработке оказался гражданин Ирана, им занимался Ромашов. Никто и не подозревал, что иранец разведчик. Ирану тут же была направлена нота, и шпиона обменяли на лётчика и самолёт. Необходимо подобрать человека и внедрить в его банду с задачей устранить лично Халеса. Образование высшее, владеет языками — пушту, дари. Ромашова знает лично, вместе в году были на курсах спецназа КГБ в Галицино.

Об истинной цели его командировки должны знать только трое: Для всех остальных его командировка — это помощь в поиске заложников и проведение других активных оперативно-войсковых операций. Это не потому, что я не доверяю нашим работникам. Уж больно мне не нравится его популярность среди главарей банд. Стало быть, о поездке знали. Глава 3 Генерал Соболев собрал совещание к концу дня. На него были приглашены советники от различных ведомств: Ромашов сидел с Бурхой в первых рядах.

У каждого ведомства данные разведки были противоречивые. Советники от МВД говорили, что заложников вообще не увозили из Мазари-Шариф, и удерживают их где-то в городе. После таких докладов Соболев выглядел растерянным. Он теперь не имел представления, в каком направлении сосредоточить поиск заложников. Прояснил обстановку командир разведроты сороковой армии. Командир роты подошел к столу, за которым сидел генерал, и стал докладывать.

А мы там нашли вот это, — капитан вынул из кармана записную книжку, и положил на стол. Рядом нашли заваленный камнями вход в пещеру. По-видимому, там что-то произошло. Наступившая темнота не позволила нам дальше двигаться. Мои люди сейчас находятся в пещере, с рассветом начнём разведку. Возможно, эта щель ведёт в другую пещеру или выходит наверх из ущелья.

Заложники в это время находились в кишлаке, запертые в глинобитном сарае. Целый день они ничего не ели. Старик присел на корточки и стал внимательно рассматривать Мурадова, затем перевёл взгляд на остальных — Врут, — сказал он, — говорят, что у вас есть рога, а вы такие же люди, как и.

Мой отец после революции сбежал сюда, а потом всю жизнь мечтал вернуться. Тут много таких беглецов жило, умерли уже.

На той стороне границы много наших родственников осталось. Как там жизнь у них? Я живу в городе, жена и я работаем, неплохо зарабатываем, дети ходят в школу. Кто в городе, кто в кишлаке живёт. Я же не воевать сюда пришёл.

А бандиты не дали его запустить. Вот и подумай, кто враг афганцам: Ты не знаешь, куда нас ведут? Аллаха забыли шайтаны, грех творят. Один мудрый человек пророчество сказал, что из-за этого порошка весь Афганистан будет гореть в огне и Аллах истребит всех афганцев.

Рабство — это страшно. Как только станете слабыми и ненужными, они вас убьют, эти люди Коран не признают, у них вместо Аллаха деньги. Если будет возможность, убегайте. Послышались шаги охраны, старик тут же поднялся и вышел. Заложники стали есть брынзу и запивать водой. После рассказа Мурадова все приняли решение, что в эту ночь надо попытаться в крыше сарая сделать дыру и бежать.

Но этого им сделать не удалось, ночью их повели. С рассветом на них наткнулась одна из разведгрупп. Через два часа на это место высадились афганские военные, но бандиты с заложниками бесследно исчезли.

Афганский батальон напоролся на засаду. Душманы как всегда бесследно исчезли, а батальон с большими потерями возвратился в казармы. Скоро он зашумит как улей, наполнится гулом и сигналами машин, криками торговцев.

Недалеко, в мечети, закричал муэдзин, возвещающий азан — призыв к молитве; сейчас все мусульмане приступят к ежедневному пятикратному намазу. Фатима повернула в узкий переулок, где стояли утопающие в зелени виллы. Одну из таких вилл спецслужбы Афганистана приобрели на подставное лицо и использовали её для встречи с агентами.

По легенде Фатима проживала здесь и работала по найму у богатого торговца. Фатима умылась и тут же упала на диван. За ночь она прошла почти тридцать километров. Это была уже третья попытка. Первый раз она нашла банду, удерживающую геолога в кишлаке, не далеко от Суруби, возвратилась в Кабул и доложила о месте нахождения Бурхе.

Туда была направлена спецгруппа, но буквально за час до их прибытия бандиты оттуда ушли. Такси в Афганистане был самым удобным транспортом для передвижения. Вот на таком такси Фатиму и забрасывали в предполагаемый район.

Снова туда отправили спецгруппу, и на этот раз произошла промашка. И вот теперь она нашла геолога в кишлаке в ста километрах от Асадабада. По маршруту группы легко можно было определить, что их целью являлась пакистанская граница. Немного отдохнув, Фатима услышала шаги и поднялась. Они сели за стол. И не шлёпала б пешком туда и обратно. Ну, скажите, у какой афганки может быть радиостанция? Она посмотрела на Бурху таким взглядом, что возражать ей было бессмысленно.

И потом, он маленький, я его под одеждой ношу в таком месте, что к женщине туда никто не притронется. Надо срочно группу захвата отправлять. Но мне кажется и здесь будет облом. Сверху давят, любыми путями надо геолога освобождать. К вечеру будет результат известен. Может завтра снова придется в дорогу собираться.

Станет известно полевому командиру, их окружат и убьют. Ромашов и Бурха вышли, а Фатима легла на диван и долго не могла уснуть. Мысли её перенесли в городок Бамиан, где она родилась и выросла. Росла красивая девочка Фатима, а по соседству жил мальчик Аслан, полюбили друг друга. Когда дети подросли, родители решили их поженить. Накануне отец Аслана с родственниками прибыл в дом невесты свататься. Отец невесты отказал ему, ссылаясь на то, что сговор уже состоялся. Уже мулла совершил обряд бракосочетания, жених приготовил одежду и украшения для будущей жены, а тесть приданное: Свадьба как обычно должна была проходить три дня.

На второй день Аслан должен был перевезти невесту в свой дом. Когда обряд уже подходил к концу, из толпы выскочил Хафиз и ударил Аслана ножом. Свадьба превратилась в похороны.

Тело Аслана завернули в саван и похоронили в тот же день, как это полагается по мусульманскому обряду. Фатима прошла в СССР подготовку, научилась стрелять, водить машину, обучилась навыкам разведки, владела языками; пушту, дари и русским.

А в самом обширном пуштунском племени враждовали между собой дуррани, мамонды, шинвари, хугиани, чакмани. Многие родственники были по разные стороны. На службе у Бурхи были сотрудники, у которых, братья, отцы или близкие родственники были в бандах. Используя родственников и подкупы, Бурха старался внедрять в банды своих людей.

Солнце почти скрылось за горой, что возвышалась на окраине Кабула. Полусонным взглядом Фатима осмотрела комнату и остановилась на двери, которая тут же открылась. На пороге появился Бурха. Это же всё по пути. По улице, слегка нагнувшись, словно старуха, шла женщина, одетая в серую паранджу, и размытым пятном выглядела в сером утреннем рассвете. Хотя бы раз показала своё лицо.

А лицо моё тебе зачем? Там в этом кишлаке и жил Умар. Фатима сняла обувь, помыла ноги, от чего к телу пришла сила, и собралась идти. По тропинке между кустов кто-то шел.

Со вчерашнего дня во рту ни крошки. Мужчины положили на землю свои винтовки, связанного парня посадили под куст, умылись и стали раскладывать еду. Манжахед поднялся, зачерпнул из ручья кружкой воду и понёс пленнику. Это был её брат Умар. Но раздумывать было некогда. Два сухих щелчка из пистолета, как хлопки в ладошки, заглушило журчание ручья. Бандиты, сраженные наповал, лежали на дне оврага, раскинув руки.

Фатима подошла к брату и сняла с его головы мешок. Что это за люди, и куда они тебя тащили? Спрашивали, где ты живёшь, хотели меня отвезти к. Я не исключаю, что у них могут быть помощники. Винтовки и ножи зароем,— она немного подумала, — а вот гранату я, пожалуй, себе возьму. Если Хафиз здесь, то поможет Аллах встречу, — она сунула гранату к себе в узелок.

Кстати, о заложниках ничего не слышал? Мы спрятались, мне рот кляпом заткнули. Один и говорит другому: Запомни номер машины, — она продиктовала ему номер. Скажешь таксисту, что я велела тебя срочно отвёзти в Кабул, а потом пусть едет в Асадабад и ждёт меня на рынке.

Ты расскажешь все это Бурхе, а я сегодня к вечеру должна добраться до Асадабада. У меня там большой интерес кроме старика, с Хафизом надо бы повстречаться. Фатима шла по дороге. Вдруг интуитивно оглянулась и увидела вдали облако пыли. На повороте облако рассеялось: Водитель остановился по первому взмаху её руки.

Возвращаясь назад, где-то здесь на их караван напали неизвестные люди, товар забрали, а отца взяли в плен. Один, чудом, уцелевший мальчишка, ей всё это рассказал. Торговец послал её найти этих людей и предложить выкуп за отца и товар. Может там, и найдёшь отца. Только я тебе не советую туда ходить, можешь там и остаться.

Утром Фатима проснулась чуть свет. Этой ночью в Пакистан его увезли. Приехал оттуда человек, его забрал. И люди, что старика привезли, с ним уехали. Но не довезут они его до Пакистана, хотя туда и рукой подать —А вы откуда знаете? Плох он, этот старик. Сердцем болен, его шевелить нельзя, помрёт, если уже не помер. А ты не ходи туда, девочка. Там такие люди — заберут тебя, рабыней будешь.

Фатима развернулась и пошла в обратный путь. На душе было нехорошо. Ещё утром она шла с надеждой найти геолога и отомстить Хафизу, но ни того, ни другого не получилось. По дороге до Асадабада было далеко, и Фатима решила срезать путь напрямик.

Она шла по тропинке вдоль горной речушки.